Рязанская политическая интернет-газета
Темы недели:
Ещё Антон Сумин
Эффект Муртазина



Известие об аресте татарского блогера и журналиста Ирека Муртазина, разместившего в своем ЖЖ «дезу» о смерти президента РТ Минтимера Шаймиева, раскололо Рунет на 2 враждующих лагеря.

Блогосферу штормит, эмоции юзеров бушуют, зашкаливая за 12 баллов по шкале Яндекса. Одни считают Муртазина новым «Интернет-святомученником», примерившим терновый венец незабвенного Саввы Тереньтева (да здравствуют, кстати, печки для неверных! – прим. Авт.), другие ругательски ругают Ирека, обвиняя его в «дестабилизации политической ситуации», «клевете на уважаемое лицо» и «сотрудничестве с тридцати тремя иностранными разведками, включая спецслужбы Уругвая и острова Науру». Третьи скептически качают головами и вскользь упоминают о 10%-ном фондовом обвале котировок «Татнефти» - но к этой интересной детали мы еще вернемся.

Расставленные в хронологическом порядке факты, которыми мы будем оперировать в предлагаемом анализе ситуации, выглядят так:

1) Жил да был в солнечной республике Татарстан сын степей Ирек. В прошлом – пресс-секретарь Шаймиева, потом – руководитель местного ГТРК. После скандала с «неправильным» освещением на местном ТВ событий в Норд-Осте (Муртазин подал эту трагедию как повод для того, чтобы Путин перестал мочить террористов в сортирах и сел за стол переговоров с Масхадовым) его попросили написать «заявление по собственному». И он ушел на вольные фриланс-хлеба. Пустившись в свободное журналистское плавание, наш герой не преминул скрестить клинок в медийном поле с действующим окружением президента республики. Активно критиковал его политику и даже выпустил книжку, посвященную деяниям экс-патрона. Здесь, кстати, уместно вспомнить о похожем случае с Юрием Шутовым – помощником Собчака, опубликовавшем серию увлекательных романов о махинациях команды бывшего мэра Санкт-Петербурга и, в результате, угодившего за решетку.

2) 12 сентября 2008 года в блоге Муртазина появилась знаменитая запись, уже ставшая своего рода «ЖЖ-бестселлером»:

«Пришла страшная весть... на 72-ом году жизни, во время отдыха в Турции (в  Кемере) скоропостижно скончался Минтимер Шарипович Шаймиев. Честно говоря – не верится. Точнее, не хочется верить. Потому что, если это правда, то начнется такая свара, такая нешуточная борьба за то, чтобы занять освободившееся кресло, что чубы у холопов будут трещать и вдоль и поперек. И именно из-за подобных перспектив, ближайшее окружение Минтимера Шариповича попытается скрыть эту информацию…»

Сообщение вызвало бурю откликов. На протяжении 4-5 дней сам Муртазин активно вступал в переписку с посетителями блога, отвечал на их вопросы (« - Откуда пришла инфа? – Позвонил знакомый из Турции, рассказал по телефону») и отстаивал свою версию. Впрочем, вскоре выяснилось, что президент Шаймиев жив-живехонек и разгневался на экс-подчиненного за «виртуальные похороны». 

3) На запись в блоге последовала жесткая реакция. В том же месяце прокуратура начала «дергать» автора на допросы. Было возбуждено уголовное дело по 2-м статьям: «клевета» и «нарушение неприкосновенности частной жизни». Позже Иреку, кроме поста в ЖЖ, припомнили и его старую книгу о Шаймиеве. Не поленились, пролистали и нашли в ней признаки «разжигания» по 282-й статье УК.

4) В течении всего 2009 года на блогера-скандалиста обрушилась череда неприятностей: обыск в доме отца (в аккурат, когда Муртазин-старший праздновал 72-летие – у следователей татарского СКП, как видим, своеобразное чувство юмора), потом журналиста-изгоя (с криками «Это тебе за Интернет!») избили неизвестные, местные типографии все наотрез отказались публиковать предвыборные листовки Ирека (когда тот, очевидно по простоте души, собрался баллотироваться в депутаты), наконец, по всем местным киоскам печати были развешаны первые полосы газеты «Аргументы Недели» с заказной статьей про то, что Муртазин, якобы, сумасшедший.
Татарские пернатые акулы и кильки оказались на редкость трусливы и продажны. Когда дело дошло до освещения судебного процесса, местные СМИшники все как один прогнулись перед «грозным ханом Бабаем» (именно так злые медиа-языки прозвали самостийного князька всея Татарии) и выдали репортажи с прямолинейным агитпропом а ля доктор Геббельс: «Шаймиев – хороший и высокоморальный, Муртазин – воплощение Зла и гореть ему в аду».

5) Под занавес уходящего 2009 года Ирека осудили, «навесив» 1 год 9 месяцев колонии. Хороший новогодний подарок для Шаймиева и первый в судебной истории РФ случай реального срока за высказывания в Интернете.

О чем заставляют задуматься все вышеперечисленные факты? На мой взгляд, картинка с посадкой блогера получается весьма многослойной.

Интересный момент, о котором уже упоминалось, это обрушение котировок компании «Татнефть», которую, по неофициальной, но вызывающей доверие информации контролируют люди, стоящие близко к Шаймиеву. Акции рухнули на 10% сразу же, когда слухи о мнимой смерти президента ТР начали расползаться по Сети. Логично предположить, что кто-то за мелкий откат воспользовался блогом Муртазина для слива инсайда и биржевой спекуляции. Напомню, что запись была сделана не анонимным васей пупкиным, а вполне себе «паблисите персон» - бывшим руководителем ВГТРК «Татарстан», в его официальном журнале, то есть «слив» исходил с конкретного адреса, который добавил инфе элемент достоверности и заставил нефтяные акции «просесть» до нужного ценового порога. Аноним сорвал на операции миллионный куш, а Ирек стал крайним и сейчас хлебает тюремную баланду. Однако во время суда Муртазин так и не назвал имя своего «осведомителя», предпочтя остаться крайним…

Другая деталь – сообщение о смерти Шаймиева было с 2 ошибками и с неправильно указанным возрастом президента. Мог ли бывший пресс-секретарь не знать дату рождения своего босса, если в свою бытность на должности готовил для него массу релизов и просто обязан был вызубрить биографию Минтимера наизусть? Еще один вопрос без ответа…

И, наконец, главное. Даже когда слух о кончине Шаймиева был окончательно развеян, Ирек Муртазин не стал удалять «скандалезную» ветку в своем ЖЖ. И напрочь не внял предупреждениям своих более осторожных френдов, наперебой советовавших ему хотя бы убрать запись под замок. Татарский блогер заявил, что он закончил юридическую академию, темой его научной работы (вот совпадение, отдадим должное метафизики) была как раз «клевета» и что он лично абсолютно не усматривает в контенте блога никакого состава преступления. Реальность напрочь разбила иллюзии этого романтика с задумчивой улыбкой на ЖЖ-шном юзерпике. На что он надеялся и почему так свято верил в собственную «неуязвимость» - тайна сия великая есть… Похоже, парень так до конца не осознал, где он живет и что Татарскую Республику не зря сравнивают с «закрытым», азиатским полуфеодальным анклавом, где все построено на сложных клановых отношениях и желание местного хана здесь закон №1. А «гласность» и «свобода слова» - сказки для изредка наведывающихся с комиссиями комиссий Евросуда.

Правовое поле Российской Федерации неоднородно. Лично мне почему-то кажется, что вот запости сейчас кто-либо из рязанских блогеров «утку» о смерти губернатора Олега Ковалева – и ничего ему за это не будет. До определенных пор, пока не возникнет надобность надавить на данного человечка. А вот чеченский юзер, замастыривший, не приведи Аллах, в своем «уютном бложике» аналогичную темку про почетного академика Рамзана, не проживет и 2 суток. Нагрянут к нему в гости «люди в черном», наденут мешок на голову и увезут в лес. А потом подарят какому-нибудь высокопоставленному горцу отрезанную голову горе-блогера на золотом блюде.

Правила игры в этом государстве меняются у нас на глазах. То, что было можно всем и каждому вчера будет категорически недопустимым уже завтра. Изменения и коррективы вносятся в сценарий так быстро, что не успел моргнуть глазом – и ты, оказывается, преступил черту. Отличительная особенность Большого П…ца, по Пелевину, заключается в том, что данное событие всегда подкрадывается незаметно.

Перед тем, как кликнуть кнопку «Энтер» и отправить в Сеть очередную порцию мыслей, надо 2 раза внимательно перечесть свое сообщение. Дабы потом не кусать локти. Семь раз отмерь, один – запости в блог.
Следует четко понимать, что посадки блогеров — они неспроста, они образцово-показательны. Тем самым создается серия устойчивых судебных прецедентов. Ведь, что бы там не говорили, а право у нас де-факто все больше становится прецедентным.

Размываются границы гражданской неприкосновенности. В юридическую реальность РФ внесена зубодробительная новинка: отныне у нас закрыть можно ЛЮБОГО человека, у которого есть компьютер с выходом в Интернет. Если раньше, для того, чтобы упрятать за решетку неугодных, «оборотням в погонах» приходилось заморачиваться с подбросом чека на карман или с закатыванием 2 патронов под ванну во время обыска, то сейчас все стало куда проще. Достаточно всего лишь открыть учетную запись в ЖЖ. И пойди докажи, что это написал не ты, а посторонний дядя в погонах. Похоже, ЖЖ-сообщество еще до конца не осознало элементарный и ужасный в своей простоте факт: теперь, с внедрением этой судебной практики, за яйца прочно взяты все, имеющие склонность к критике фигурантов действующего режима на просторах Сети. Никогда не спрашивай, по ком звонит колокол – ибо завтра он может зазвонить по тебе.

Р.S. 15 января Верховный суд Республики Татарстан оставил без изменения приговор по делу Муртазина. Узнав об этом, я почему-то не удивился…