Рязанская политическая интернет-газета
Темы недели:
Сенаторы-невидимки



Борьба за место в Совете Федерации от рязанской облдумы, развернувшаяся внутри партии власти, дает повод оценить последствия изменения порядка формирования этого органа.

Напомним, что теперь Совет Федерации формируется по-новому: назначать в верхнюю палату можно только лиц, являющихся депутатами региональных или муниципальных представительных органов. Реформа призвана «привязать» сенаторов к региону.

Напомним также, что доселе рязанскую облдуму в верхней палате федерального парламента представлял спортсмен Олег Лавров. Теперь же основными претендентами на должность считаются избранные от «Единой России» депутаты облдумы Александр Бармотин и Олег Еремеев.

Бармотин – двоюродный брат председателя Госдумы Бориса Грызлова (Лавров же считался приятелем спикера) и лоббируется, соответственно, окружением сановного «единоросса». Непонятно, откуда взялась такая прыть, но губернатор Ковалев решил, что доселе безвестному грызловскому родственнику за глаза хватит депутатства в тутошней Думе (тем более, что перед тем Бармотин был трудоустроен заместителем областного министра промышленности), а для тамошнего Совета Федерации есть более подходящая кандидатура – «советник председателя Координационного совета объединения работодателей России» москвич Еремеев, который, видимо, нашел более материально ощутимые аргументы, чем должностные понты Грызлова.

Вообще, борьба за Совет Федерации «с человеческим лицом» идет, наверное, с момента его появления. Сначала в верхнюю палату просто входили губернаторы и председатели региональных парламентов. Эта система активно критиковалась, предлагались выборные и полувыборные варианты. Затем, с приходом Путина и началом вертикализации политической системы, включавшей задачу ослабления региональных элит (затем трансформировавшуюся в задачу их полного подчинения) порядок формирования СФ меняется: губернаторы и спикеры мест в верхней палате лишаются. Вместо них заседать там теперь должны два представителя региона: один назначается губернатором с согласия заксобрания, второй – собственно заксобранием. В некотором смысле это могло поставить работу СФ на более профессиональную основу (понятно, что губернаторы и спикеры уделяли Совету остаточное внимание), но в итоге СФ, напротив, стал притчей во языцех в плане своей политической фиктивности.

Затем были отменены и выборы губернаторов. «Сенат», как на политическом жаргоне принято именовать данный орган, стал уж совсем нелепым образованием – получается, что половина верхней палаты ПАРЛАМЕНТА назначается назначаемыми губернаторами. Теперь уж и он и вовсе перестал играть какую-либо политическую роль (кроме, конечно, трибуны для спикера СФ и руководителя «Справедливой России» Сергея Миронова) и воспринимается исключительно как угол, в который всегда можно приткнуть родственников, приятелей, отставников, а также олигархов, жаждущих места в государственной иерархии, как купцы дворянства в царские времена.

Вечно ущербный для власти в имиджевом смысле орган опять попробовали декорировать. Фиктивность, с которой ассоциируется СФ, проявляется и заметна общественному мнению, прежде всего, в оторванности его членов от регионов, которые они якобы должны представлять. Г-н Лавров, как подмечалось независимыми и оппозиционными наблюдателями, а теперь и широко признано в рамках развязанной облправительством информкампании против грызловских протеже, – ярчайший тому пример. Была идея ввести в буквальном смысле ценз оседлости для кандидатов в члены СФ, но решили, что это крутовато. В итоге принята вышеописанная поправка, согласно которой «кандидатом для избрания (назначения) в качестве представителя в Совете Федерации может быть гражданин Российской Федерации, являющийся депутатом законодательного (представительного) органа государственной власти субъекта Российской Федерации или депутатом представительного органа муниципального образования, расположенного на территории субъекта Российской Федерации, органом государственной власти которого осуществляется его избрание (назначение) членом Совета Федерации».

В итоге для Рязанской области дело закончилось тем, что в числе претендентов на назначение опять стали никому не известные люди, подобранные по старому принципу – один родня, другой спонсор. Только теперь их понадобилось еще и избирать в облдуму, запихивая в «задник» списка (Бармотин был вторым в региональной группе, спрятавшись за спину популярной в Касимовском районе руководительницы местного хозяйства Татьяны Наумовой, Еремеев в своей группе – так и, вообще, третьим. Затем путем отказа от мандатов «вышестоящих» кандидатов их протащили в Думу. Таким образом, необходимость избрания будущих членов СФ в территориальные представительные органы не порядок наполнения СФ сделало более реальным, а – в нашем случае - формирование Рязанской облдумы – более фиктивным.