Рязанская политическая интернет-газета
Темы недели:
Пора лечить

Множественное расчленение личности – общая беда рязанских несистемщиков. Страдают ею в этой тусовке практически все.

Есть особенно показательные случаи – вроде градо-, эко-, есенино- и прочая, прочая-защитника Петруцкого, представляющегося экспертом по большинству вопросов Мироздания. Остальные пациенты как-то пожиже. Но по сравнению с нормальными людьми все равно выглядят гораздо многограннее.

Возьмем, к примеру, Константина Смирнова. Смотришь на него и думаешь: экий забавный толстячок! Вроде бы ничего в его поведении не сигнализирует о запущенной проблеме. Однако стоит присмотреться, и!.. Перед вами откроются сущие бездны.

Даже не раздвоение, а, как минимум, растроение. И все «ипостаси» действуют автономно, сами по себе, не ставя остальные в известность о своих [далеко не всегда однозначных] поступках.

Вот события минувшего вторника.

«Яблочник» Смирнов является на заседание облизбиркома, чтобы показаться наблюдателям ОБСЕ. Демонстрирует бурную, но маловнятную, протестную активность. И затыкается так же внезапно, как и начал.

Блогер Смирнов в тот же день публикует заметку о состоявшемся заседании в своем бложике «Вид сбоку» [не являющемся, как известно, средством массовой информации]. И уделяет особое внимание тому, что международные наблюдатели подписали совместный с Центризбиркомом протокол, согласно которому они не должны общаться с прессой до окончания своей наблюдательской миссии.


Что же делает журналист Смирнов? Вы не поверите. Этот обозреватель рязанского выпуска «Новой газеты» идет общаться с международными наблюдателями, которым такое общение, по сообщению его бложика, запрещено.


Данные издания «Новая газета». Еженедельный рязанский выпуск», №33Р, 25.08 – 31.08.2016 г.

Тут можно было бы остановиться, ибо картина близка к клинической и мы, похоже, вторгаемся в область врачебной тайны. Но промолчать о гостях из ОБСЕ было бы неправильно.

Спрашивается: зачем они здесь? Наблюдать или нарушать?

Мы видим, что первое же их официальное появление на людях завершилось попранием протокола, подписанного ими с Центризбиркомом. Если они так начинают, то чем закончат? И будут ли хотя бы крупицы правды в их отчете об избирательной кампании в Рязанской области?

Анна Маратова,  г. Рязань. 

P.S.  Мне сложно представить, как собирается выпутываться из этой неприглядной ситуации Константин Смирнов.

Скажет, что не общался? – Не выйдет. Слишком много свидетелей.

Пойдет в отказ и заявит, что все всё не так поняли и иностранные наблюдатели ничего не нарушали? – Станет клоуном, потому как самым непонятливым окажется он сам.

Предложит версию, что говорил с наблюдателями не как журналист, а как активист-«яблочник»? – Это будет еще одним подтверждением множественного расчленения его нестандартной личности.

Остается одно: заявить, что бросил профессию журналиста.

На самом деле это давно является неопровержимой истиной. Ибо то, чем он и ему подобные занимаются в медиапространстве, называется как угодно, только не журналистикой.