Рязанская политическая интернет-газета
Темы недели:
Новое здание



Идея о новом здании для музея-заповедника появилась несколько лет назад, параллельно с плутовской мистификацией главы городской администрации Рязани: Федор Провоторов планировал за счет неких «инвесторов» получить новое здание для горадминистрации в обмен на предоставление старого здания под музей. Успел получить за замысел столь  блестящей комбинации церковный орден из рук архиепископа, а когда провели экспертизу и оценили, во что все это выливается для бюджета, от предложения Провоторова отказались.

Кстати, практически сразу же, весной 2006 г., Минкультуры отказалось от еще одной провоторовской авантюры - совершенно фантастической идеи переселить музей в Торговые ряды на пл. Ленина. Впрочем, это не помешало Росимуществу (оно распоряжается рядами как федеральным памятником) под предлогом возможного переселения туда музея, уже после отрицательного заключения Минкультуры, выселить незаконно, а потому с привлечением прокуратуры, арендаторов и держать ряды пустыми и поныне. На всякий случай.

В ходе обсуждения судьбы выселяемого музея активизировалась председатель давно почившего в бозе рязанского отделения ВООПИК В.И.Чернышева. Вера Ивановна решила под это дело реанимировать давнишнюю проблему региона – отсутствие областного краеведческого музея и попыталась соединить все воедино – открытие краеведческого музея и «переселение» музея-заповедника. Не единожды озвучив мысль о необходимости строительства здания для музея, В.И.Чернышева, добилась того, что идея оказалась услышанной местной властью. При этом, о каком музее конкретно идет речь, ни сама Вера Ивановна, ни тем более власть сильно не задумывались – построим, а там разберемся. Нет сомнений, что для Чернышевой перспектива получить долгожданный краеведческий музей вместо федерального особо ценного музея-заповедника, с руководством которого к тому же у нее был многолетний личностный конфликт,  представляется вполне приемлемой.

В основном же, заслуга в решении вопроса  о новом здании для музея-заповедника принадлежит совсем не ВООПИКу, а рязанской общественности, которая на протяжении последних четырех лет активно и организованно выступает за сохранение музея-заповедника в Кремле.  Это уникальный пример в современной России – ни один музей, ни один регион не имеют подобного опыта! Сбор подписей, массовые обращения рязанцев во все инстанции, судебные разбирательства, вплоть до Страсбурга, информационные издания, протестные акции возымели свое действие – Рязань стала «притчей во языцех», хрестоматийным примером церковно-чиновного рейдерства. И потому власти вынуждены были решать вопрос не так, как в Костроме, где коллекции государственного музея-заповедника были выброшены практически на улицу, а сам музей ликвидирован, а цивилизованно, т. е. с предоставлением музею-заповеднику новых помещений.

Впервые конкретно о необходимости строительства нового здания для музея-заповедника было сказано на заседании у заместителя правительства РФ А.Жукова в сентябре 2009 г. В октябре того же года горадминистрация Рязани выделила участок для строительства на ул. Соборной перед зданием Центробанка. Это зеленая зона, и потому вопрос о ее ликвидации и  возможности строительства будет окончательно решен только после публичных слушаний, назначенных на 8 июля. Тем не менее, Минэкономразвития уже озадачено поиском денег на проведение проектных работ. Финансирование пойдет из федерального бюджета и не потому, что этого добилась местная власть, а потому что музей в Кремле – федеральный. От области, насколько мне известно, ничего особо не требовалось, кроме как предоставления места и участия в обсуждении вопроса .

Для самого музея-заповедника «Рязанский кремль» строительство нового здания не является вопросом жизни и смерти, а скорее вопросом справедливости, законности и возможности развития. В 2007 – 2009 гг. музей лишился около 2,5 тыс. кв. м площадей, переданных епархии, и согласно ст. 53 «Основ законодательства о культуре РФ» должен получить равноценную компенсацию. Проблема площадей и без того стояла очень остро, сегодня положение усугубилось: музею тесно со своими огромными коллекциями на урезанной территории, после передачи части Дворца Олега он остался без конференц-зала, нет современного фондохранилища и т. д.  Потому дополнительные площади крайне нужны. Вся проблемная ситуация прописана в новой Концепции развития РИАМЗ, принятой Ученым советом в марте этого года. Концепция, кстати, предполагает развития музея как в новом здании, так и на кремлевской территории, в современных пределах, без каких-либо новых изъятий помещений.

Вместе с тем, строительство нового здания вызывает и в музее, и у общественности вполне обоснованные опасения: как бы в результате не попытались выселить в новостройку и все экспозиции Кремля, которые по закону должны остаться на исторической территории Кремля, в древних архитектурных памятниках. В России, где беззаконие с некоторых пор стало явлением обыденным (и ситуация с рязанским музеем яркий тому пример), такой вариант развития событий исключать не приходится. Вполне вероятно, что новое здание станет надгробным памятником для историко-архитектурного музея-заповедника «Рязанский кремль», который, выехав из Кремля, тем самым трансформируется то ли в краеведческий, то ли в озвученный недавно губернатором некий «исторический музей».

Очень важный момент – цена вопроса. Новое здание будет стоить порядка нескольких миллиардов. Если музей-заповедник останется в Кремле, и строительство это ничто иное как развитие музея – это можно оправдать,  т. к.  речь идет об общенациональном достоянии – государственном музее. Если же музей в Кремле будет ликвидирован, и памятники отойдут местной епархии РПЦ под резиденцию управляющего – это совсем другое: миллиарды бюджетных денег под которую там по счету резиденцию главы общественной организации, в условиях, когда урезают бюджет на образование, здравоохранение, когда в стремительно вымирающей  стране дети умирают от того, что у родителей не хватает денег на лечение, а государство им не помогает, это не просто безнравственность, это преступление. В том числе и со стороны РПЦ, иерархи которой в своих имущественных притязаниях давно уже потеряли чувство меры.

Архиепископ Павел тем временем, по данным редакции, продолжает свою стяжательскую линию. На днях прислал в музей новое послание – просьбу передать епархии Архангельский собор, сторожки, стены и башни Спасского монастыря, да еще и кремлевский сад.