Рязанская политическая интернет-газета
Темы недели:
Германские кинематографисты намерены снять художественный фильм про «учения ФСБ» в Рязани

На чем бы еще немцы поехали в Рязань? Глупо было бы, если бы иначе – естественно за мной они приехали на Фольксвагене Каравелле.
За несколько дней до этого Франц и Дениз сидели у меня дома, и пили чай. Интересовались подробностями той ночи с 22 на 23 сентября 99 года. Так уж вышло, что не по моей воле меня засунули в эти «рязанские учения ФСБ». Погоны тогда носил – приказали.

На Рязань!
С ребятами я встретился на Чистых Прудах в Москве, они с утра еще успели забежать в редакцию «Новой газеты», подсобрать информации по поводу тех событий. Вернулись со свежими номерами газеты. В машину – на Рязань, вперед!
Пока ехали в Дашково-Песочню, сколько смог, насколько это было возможно в этих условиях (надо было Францу, находившемуся за рулем еще и дорогу объяснять), рассказывал про Рязань.
Франц говорил по-русски, режиссер Дениз – нет. Поэтому Францу, помимо функции водителя, пришлось еще и функционалом переводчика обзавестись (только позже я узнал, что Дениз говорит по-английски).

Естественно немцы сразу стали спрашивать, что в Рязани случилось с дорогами? Рассказал им про Шпака. И про Провоторова. В общем – про героев земли рязанской. Кажется, они ничего не поняли. Я и не рассчитывал – нашу страну же понять невозможно, как говориться, в нее только верить можно. Типа – а вы верите, что есть Россия?
Или – такой взрослый, а в Россию веришь?
Стыдно. Стыдно было объяснять немцам, что разруха кругом в Рязани, потому что народные деньги аккумулируются у тех, кого поставили этому народу помогать.
Это вам не в Бундестаг на экскурсии во время заседания ходить…
Если бы я не был в Германии, может я бы верил в то, что немцам можно объяснить, почему в Рязани такая разруха. Но так как в Германии я был – сильно объяснять не старался.
Дороги разбитые? Потому что деньги украли. Потому что получили откат, а что далее – не волнует. Что такое откат? Это когда дают бюджетные деньги под выполнение чего то, только тому, кто больше вернет обратно «в черную».
А прокуратура? А прокуратура, если прикажут, напишет «громкое возмущение». Ну как вам ребята объяснить? Социальная проституция кругом, понимаете? О! Про проституцию поняли. Ну, хоть так.
Стоп – приехали. Вот он этот дом, который стал новостью номер 1 в сентябре 99 года. Стоит пока.

Дом
Для начала вспомним это: http://vrakurse.ru/radovskii/250909.html
Сейчас уж нет того «Фонографа», который располагался в этом доме в том году. Нынешний супермаркет поменял всю внутреннюю обстановку. Но детали остались.
В 2003 году руководство «Фонографа» хотело провести глобальную перепланировку этой пристройки дома на Новоселов 14/16. План был таков – дом стоит на большой насыпи, сделать внутри насыпи ангар под склад. Однако добиться разрешения на работы руководство фирмы не смогло.
Как объяснили – это небезопасно для дома.

Три 12-этажки на Новоселов похожи как близнецы. Раньше там располагались в похожих пристройках магазины: «Электроника», «Дом.Сад.Огород» и продуктовый, который затем стал «Фонографом» и продуктовым «Высшим сортом» (до этого – «День и ночь»).
Но именно дом 14\16 из них самый «опасный». Он стоит на насыпи. Конструкция хлипкая. Дом стоит на колоннах. Подвала фактически нет – при строительстве сваи вбивали в насыпь, на них сверху надевали «горшки», и уже на них строили дом. Нельзя там ничего копать. Поэтому и подвала подземного нет. В случае нарушения целостности насыпи дом может «поплыть». Если же нарушить целостность 1-2 несущих свай – дом просто «сложится».
Поэтому «Фонограф» и остался в свое время без подземного склада.
Сейчас в нынешнем супермаркете в этом доме можно видеть эти несущие сваи – их отделали под колонны в торговом зале. На них и держится весь дом.

Сразу возникает вопрос – зачем проводить «учения» именно в самом «хлипком» доме? Что, жители этого дома должны более рьяно заботиться о своей безопасности или здесь что-то другое?
Не будем повторяться, просто вспомним, что «предотвращение теракта» стало возможным лишь из-за бдительности жителя дома, сообщившем о том, что непонятные мужики таскают какие то мешки в подвальное помещение ночью.
После эвакуации жильцов (кстати, не всех, старушку милиция не смогла вынести, а ее дочь осталась с ней), саперы обезвредили взрывное устройство и вывезли мешки в ОМОБ (муниципальная милиция на Дзержинского). Там новенький определитель гексонгена, которым накануне снабдили инженерно-техническое отделение ОМОБ после взрывов домов в Москве, показал наличие взрывчатки.

Затем по всем каналам высокие чины говорили о предотвращении теракта. Милиция и рязанское ФСБ перекрестились. Мешки увезли в Москву. «Террористов» поймали.
А вот уже через пару дней оказалось, что все это были «учения ФСБ», террористы – завербованные контрики, а гексоген и не гексоген вовсе.
После чего рязанское ФСБ выпустило заявление, что о проходивших учениях они не имели информации.
Любопытная история.

А дом стоит. Обшарпанный, много лет не ремонтировавшийся, на одном из его углов до сих пор висит табличка со старым названием улицы: «Советской армии». Символично.

В доме
На балконе дома курит мужик:

- А вы помните ту ночную эвакуацию в 99 году в сентябре, когда здесь взрывчатку нашли?
- Как же не помнить! Нас всех тогда из дома милиция выгоняла ночью на холод.
- А куда гнали?
- В кинотеатр «Октябрь». Тут милиция все оцепила тогда.
- Так это взрывчатка была или учения?
-А хрен его знает – сначала говорили что теракт. А потом сказали что учения. Через 2 дня кажется. А то в самом деле было – не знаю. Все по-разному говорят.

Несмотря на домофон, внутрь мы попали легко. Россия. Поднялись на верхний этаж. Путь на чердак открыт – поднялись еще на один «технический» балкон, по сути – 13 этаж.
Стоять здесь стремно. Перила низкие, покосившиеся, да и весь дом, кажется, какой-то покосившийся. Зато вид отсюда на Рязань красивый.
Дениз достал видеокамеру. Понятно – «пристреливается». Набирает рабочих кадров для будущего фильма. Снимает пейзажи – чтобы потом в спокойной обстановке «пристреляться», подумать, как это будет смотреться в кино.

Спускаемся в магазин. Посмотрели. Немцы купили икры, местной водки и пива – эдакие сувениры из «того самого дома». В голове мелькнула мысль – может экскурсии сюда возить?
Разговорился с еще одной жительницей дома, упаковывавшей покупки за кассой.

- А вы жили здесь в 99-м году?
- Конечно.
- Вы помните те учения в сентябре?
- Да, нас всех тогда ночью милиция будила по квартирам и эвакуировала в «Октябрь». Вещей никаких с собой собрать не успели – только деньги и документы. Холодно тогда было, ветер. Вообще был ужас какой-то. А вы журналист?
- Да.
- Знаете, это был кошмар. Мы сонные, кругом милиция, все кричат, нас ведут куда-то, люди говорят – сейчас дом взорвется. На всю жизнь запомнили.
- Сказали потом, что это учения были.
- Да, через несколько дней. Но уж очень все было как в самом деле. Какие-то слишком правдивые учения. И знаете, что у нас люди говорят? Говорят, что это в самом деле должен был теракт быть. Просто нам потом сказали, что учения – чтобы мы успокоились!

Интересная версия. Гуманная.

Кремль
Мы еще долго осматривали дом. Дениз что-то присматривал, ракурсы, откуда, видимо, будут удачные кадры. Затем сели в машину и поехали на Москву.
Кажется, немецкие киношники остались довольны. Я давно говорил – Москва – не вся Россия. Теперь ребята глянули на «среднестатистический российский город». Впечатлений масса.
Естественно, потащил их в Кремль. Там Дениз купил матрешку, даже, кажется две - кому то в подарок. Цены смешные. Явно не «арбатские». Продавец, услышав немецкую речь, обрадовался: «данке, данке».

Дениз, осмотрев Кремль, сказал: «Очень красиво. Только почему так кругом грязно?»
Ответа у меня не было.

Училище ВДВ
Это для «понятия атмосферы». Завез их на площадь Костюшко, или Маргелова, или на Семинарскую – уже и не знаю.
Вот училище ВДВ. Рассказал, что Рязань – город военный.
Вот памятник Дивизии Костюшко. Вот ведь. В Рязани рассказываю немцам по Дивизию Костюшко, в аккурат после недавнего 70-летия начала Второй мировой.

Дениз говорит: «А у меня дед воевал». У меня тоже воевал. Только они у нас в разных армиях были.
Мимо мужественно проходили десантники.

Памятник
Естественно, дошли до памятника погибшим в локальных войнах. Немцев впечатлило.
А вот теперь, говорю – представьте, взорвался бы тот дом. А половина Рязани «повязано» на чеченской войне – родственники, друзья. Представляете какой «градус ненависти» бы тут был?

Это же бомба. И рванула бы они почище, чем тот дом.

Финал
Возвращаемся в Москву. Франц к рязанским дорогам там и не смог привыкнуть. Его Фольксваген – тем более.
Ну как? Немцы под впечатлением.
Ну, откройте секрет-то, что за фильм? У нас тут уже и Жирардо снималась, но то так – «Воротилы» - гимн храбрым коммерсам, выживавшим в тяжелые 90-е.

А вы о чем?

Теперь открою небольшую тайну. Дениз рассказал немного про будущий фильм. К сожалению, не могу рассказать много. Понимаете почему.
В двух словах – фильм будет о российском журналисте, который стал расследовать взрывы жилых домов в Москве в 1999 году. И в связи с этим у него стали появляться крупные неприятности. От каких структур – сами понимаете. Или догадаетесь.
В какой-то момент журналист станет перед выбором – для дальнейшего расследования возникает угроза жизни. Ему предстоит решить этот вопрос – правда она стоит того, чтобы умереть?
Сразу вспоминается Политковская, Холодов, Эстемирова… Они этот вопрос для себя решили.
А можно ли добиться правды и не погибнуть при этом? Может фильм как раз об этом? Посмотрим.
По крайней мере, эпизод о «рязанских учениях» там будет.

P.S. Летим по Рязанскому проспекту в Москве, Дениз: «Дим, ну что, на Берлин?» Ой, Дениз, не шути так – у нас такое словосочетание другое означает.

P.P.S. О ходе работы над будущим фильмом читатели «В Ракурсе» будут информированы в первую очередь.