Рязанская политическая интернет-газета
Темы недели:
Ястребиная охота



Нацисты всех мастей – заткните глаза уши и рты – написанное ниже вам противопоказано – в прошлый четверг я был на суде по «Черным ястребам» и НЕ ХОТЕЛ, ЧТОБЫ ИХ ПОСАДИЛИ.

Тень ястребиного крыла

История сия началась не так давно – в один день Рунет потрясла информация – дяденька в милицейских погонах московского правоохранителя заявил о некой орудовавшей в Москве банде молодых лиц кавказской национальности, которые занимались черти чем и в один из разов отметелили в метро двух ребят своего возраста, с криками: «Режь русских»

Можно далее не объяснять, какой эффект произвели такие слова милицейского чина. Причем мало кто задумывался, что милиционер весьма косноязычно оглашал информацию. Так, не было до конца понятно из сказанного типа – было раскрыто столько-то преступлений, грабежей, разбоев и прочее, одна молодежная банда, именующая себя «Черными ястребами», устроила драку в метро…

Непонятно – это речь идет об одних и тех же людях? Но каждый, конечно же, услышал то, что хотел услышать. Когда я собирал информацию по этому делу, посмотрел, в том числе и форумы – стало страшно. Националистический форумы – понятно, но тот же маил.ру – комментариев более сотни. И такого плана, что: убивать, резать, трупы выкидывать в Азербайджан, душить, топить…

Никто даже не разбирался в том, правда это или нет – суда то еще не было, и вообще стало страшно от того, что выходит – можно написать всякую ХЕРЬ, а наш народ на это ведется?

Главное полуграмотно написать? Это ужас. Поэтому государство с таким рвением и контролирует СМИ. Как бараны, ей богу…

В «Сове» беру контакты московских антифа, звоню человеку, который знал этих студентов-«ястребов». Тот конечно же отвечает, мол, да ничего такого никто не знал и не думал. Нормальные ребята – армяне и азербайджанцы. Почему так? Мы ожидали, что рано или поздно такой вариант возможен. Их бьют организованно, они объединились, чтобы не только обороняться, но и мстить, нанося превентивные удары.

Штудирую прессу – какой бред! Когда новость попала в «топы», задание коротенько своими словами написать получили, наверное, сотни сопливых девочек с дипломами журфаков, и началось… Мне понравилось такое: «В Москве появилась группа националистов-кавказцев, наподобие известных скинхэдов, только наоборот…»

Я себе представляю «скинхэдов-наоборот»: подбегают к лицам кавказской национальности и, целуя, кричат: «Чемодан, вокзал, Москва! Чего вас так мало сюда едет? Приезжай исчо!!!»

Также поразило, как писаки повелись на провокации нациков, выброшенные на разных сайтах и форумах (видимо, кто воровал информацию с сайтов, не знает что сайт «белый ягуар», к примеру, принадлежит вовсе не гринписовцам и прочим любителям животных) – был вброс, что: «Черные ястребы» занимались грабежами, разбоем и кражами под видом борьбы со скинхэдами, также они подкарауливали после школы младшеклассников, и под угрозой расправы заставляли их на видеокамеру говорить ругательства в адрес людей славянской национальности».

И самое страшное и смешное, что весь этот бред писаки добросовестно перетащили в свои заметульки и никто даже не подумал позвонить в ту же прокуратуру или найти адвокатов обвиняемых чтобы узнать, что их обвиняют ЛИШЬ в драке в метро.

Интернет – великая вещь, но в руках идиота он страшней топора. После суда над «Ястребами» который пршел в Дорогомиловском суде Москвы 8 октября, я разговаривал с адвокатом одного из уже осужденных – Татьяной Прилипко. Она, помимо всего прочего, сказала, что большую роль в том, что детишек посадили на реальные сроки – сыграла пресса.

Смакуя и подпитываясь на обычной национальной ненависти «по умолчанию», писаки из кожи вон лезли чтобы «ястребов» ненавидели хуже фашистов.
Потому что наши фашисты просто убивают, а эти – бьют и стреляют из пневматического пистолета, и вообще – ПОНАЕХАЛИ ТУТ!!!

В тылу врага

Как я попал на суд – историю описал журналист Фонда защиты гласности (инфа есть на  сайте www.GDF.ru). Польские коллеги, узнав эту историю, просто попросили, чтобы впредь я был поосторожней.

8 октября я нашел Дорогомиловский суд, запрятанный в недрах дворов подле Кутузовского проспекта, по милиционерам. Завалился, судя по навигатору, примерно в нужную сторону, а там уже шел по азимуту в точку сосредоточения милиции. Ибо ее было, мягко говоря, очень много.

Такие меры безопасности милиция объясняла обстановкой вокруг здания суда, когда на каждом судебном заседании возле здания собиралась толпа националистов, а также тем, что не так давно у подъезда своего дома на Алтуфьевском шоссе в Москве был застрелен один из фигурантов дела «ястребов»,18-летний Расул Халилов.

Меня не пустили даже на территорию здания суда. Самый толстый пристав сказал, что в зале суда нет места, а журналистов пускали строго по предварительной аккредитации. Причем, я пытался сказать, что по Конституции я имею право, как гражданин России, по паспорту, проходить на открытые слушания, а если меня не пускают – это нарушение нашего основного закона.

Пристав было непоколебим. Тогда я спросил его – чье это вообще распоряжение – не пущщать? Судьи или его личное? Он ухмыляясь жирными губищами, сказал, мол, моё
личное, и чё?

Снял здание суда коммуникатором сквозь дыру в заборе, убегать пришлось быстро, ибо был замечен патрулирующими территорию омоновцами.

Подхожу к стоявшему неподалеку парню, скажем так – не типичной для русских внешности. Думаю, точно кто-то из поддерживающих подсудимых. Разговорились. Через пару минут понимаю, что сильно ошибся. При этом понимаю – кардинально, а также, что меня, видимо из-за моего милитаристского вида (связанного с милитаристским же прошлым), с кем-то спутали. Однако на нужные им вопросы я ответить не смог и меня стали «пробивать» кто я такой вообще? Хорошо, что кто я такой – понял только один человек с корейской фамилией, к которому я подошел с самого начала. Возможно, из-за того, что вышел конфуз, никто особо и не  «светил» что я представляю. А представлял я Интернет-издание «Кавказский узел». Когда я это озвучил, возникла пауза. Потом мне сказали: «Вообще-то мы с вами как бы оппоненты…» Неловкое молчание, по Тарантино. Сошлись на том, что как бы объективно освещать событие – не значит занимать чью либо сторону. Удобная дипломатическая формулировка.

Когда с территории суда выгоняли съемочую группу какой-то телекомпании, среди националистов пронеслось: «Этот черт с микрофоном как-то где-то орал, что он армянин, эй! Армянин! Армяниииин!!»

Националистов становилось все больше. И на мою беду/счастье милицейские командные чины видели, что я стою с нацбоссами. Они подходили к нам здороваться. Все нормально, командир.

Через некоторое время я потребовал приставов, стоявших на воротах, чтобы меня пропустили к милицейскому руководству. Вот тут и вышла непонятка. Майор изучил ксиву «Кавказского узла», повел меня к полковнику, тот в это время сидел в машине и крыл кого-то матом, кажется кого-то из родственников. Прооравшись, забыв что ему сказал майор откуда я, с какого издания, но, вспомнив, что я недавно стоял с националистами, полковник спросил: «А зачем еще один человек от вас? Там же уже есть двое, с камерой и с фотоаппаратом? Я проведу – мне все равно, только там придется у дверей зала сидеть – пока в зал не пускают, нафиг тебе там столько торчать?»

Я понял, что он меня тоже с кем-то спутал. Скорее всего, подумал, что я кто-то из руководства националистов. Я брякнул что-то типа, мол лишним еще один человек не будет, вдруг кто-то что-то пропустит, в общем – какой то отмазной бред.

Майор, получив команду от полковника, провел меня ЧЕРЕЗ ВСЕ 4 ПОСТА МИЛИЦИИ И СПЕЦНАЗА УИН. При этом, когда мои документы сверяли на входе в здание суда, выяснилось, что в списках «допущенных журналистов» меня нет, но майор брякнул что-то типа: «Петрович сказал пропустить его, он с «этими»», и меня тупо записали и провели далее.

Кажется, я не видел ни одного незаинтересованного в исходе дела журналиста тут. Может только кроме парня с ИТАР ТАСС, который дал мне подпитать коммуникатор от своего нетбука – ему настолько было фиолетово, что здесь происходит, он сидел и играл в GTA и ничего его не колышело.

Остальные были агрессивны. Кто-то ходил и потирал руки: «Думали на прогулку в Москву приехали? Ща им вломят на зону, а там их отпетушат, мля, будут они «Черными петухами!»

Столько злости, ненависти и злорадства в одном месте я давно не видел. Мы сидели под дверьми зала суда и ждали окончания оглашения решения суда.
Милиционеры из оцеплений снизу дергали бегающих курить на улицу журналистов: «Ну как там? Скока дадут? Реальной зоны?»

Один деятель с видеокамерой сказал в перекуре: «Если им там кому «условку» дадут – им не жить. Если только тайно и быстро не уедут к себе в Азербайджан. И никто им не поможет – ни охрана, ни антифа».

Добрые и объективные журналисты, гуманные и справедливые. Где их только столько набрали. Я себя чувствовал как в тылу врага. Все время старался не попадаться на глаза пресс-секретарше суда, боясь, что начнут выяснять кто я такой, как я сюда попал, все выясниться и выйдет, что я не то чтобы кого-то обманул, просто я промолчал, когда они во мне ошиблись. Да, как они во мне ошиблись…

Насколько я понял особенности дела, студенты-кавказцы объединились в якобы некую группу «Черные ястребы», начитавшись и наслышавшись что творят скины в Москве. Они реально задумали что-то «контрскиновское». Только сделали это все по-детски и кичливо-неряшливо. Находили в Интернете на скиновских форумах националистов, вытягивали их на разговор, потом назначали встречу и долбили их.

Правда сколь кого они побили – никто не знает, так как в деле всего 1 эпизод – в московском метро. Тогда «ястребы» в перегоне между станциями стали избивать двух скинхэдов, стреляя в них из пневматического пистолета. Все происходящее снималось на видео и позже было выложено а Youtube.

Это их и погубило. Сотрудник правового отдела МВД, позже скажет одному из журналистов: «Их погубили видеозапись, которая стала основным и чуть ли не единственным доказательством. Не было бы того видео, или сроки бы были меньше или вообще ничего бы не было».

Дети. На момент совершения преступления они все были несовершеннолетними. Насмотрелись Интернета, помните ту казнь кавказца? Это был их «Ответ Чемберлену».

Решение суда

В «клетке» в зале двое, которые были под стражей, остальные под охраной родственников приехали в суд сами – были под подпиской. Лица всех во время хождения в зал и из зала скрывают одеждой.

Итог – Арутюнов и Гусейнов (которые  были в клетке и принимали основное участие в драке) – первому 7, второму 6 лет ОБЩЕГО РЕЖИМА.

Мамедову (был под подпиской) – 6 лет ОБЩЕГО РЕЖИМА. Остальным – по 5-4 года общего же режима. Всех – в исправительную колонию, одного из них, который до сих пор еще не совершеннолетний – в воспитательную.

Была бы публика в зале – она бы, наверное, аплодировала. Журналисты довольно скалились. Судью прикрывает боец спецназа УИН – стоит прямо перед ней. Она читает приговор ему в спину – для безопасности. Родственники осужденных начинают плакать. Женщины срываются в истерику, крича о том, что здесь нет справедливости.
Скины уже давно вылечились от нанесенных им травм. И стали героями среди «своей братвы».

Обвиняемого по делу, Халилова, уже похоронили. Вместе с ним, кажется, похоронили судьбы остальных «ястребов». Если они и выживут, не думаю, что тюрьма их справит.

Напомню – они учились в Москве в юридической академии.

Чему там учат? Адвокат Прилипко сказал, что закон Жеглова никто не отменял – преступник должен сидеть в тюрьме. Но такие приговоры будут человека исправлять или что?

Тем более, что вина некоторых толком и не была доказана. «Националку», 282 статью, в том виде, в каком ее обычно применяют и мы все представляем, прокуратура доказать не смогла. Предварительный сговор они тоже не смогли доказать. Но это ни на что не повлияло – суд дал им столько, сколько просила прокуратура» - рассказала мне адвокат.
Свои нацисты ближе к телу? Под зданием суда националисты во время оглашения решения суда провели «жертвоприношение». Купили в «Ашане» резиновую игрушку в виде петуха и демонстративно отрезали ему голову, связав это с «решением дела о «Черных петухах».

Милиция стояла рядом, и разве что только не аплодировала. Блин – да они тут все друг друга хорошо знают! Милиция и нацики! Я наверное не те погоны носил? Были у нас в отряде несколько отморозков, но не в полковничьих погонах. После Чечни люди менялись.

Но не все – в сторону ненависти к кавказцам. Здесь же я видел только НЕНАВСИТЬ.

«Ястребов» спецназ повез по СИЗО, завтра им на этап. Журналисты «стендапятся» с улыбкой на лицах – первый в истории новой России прецедент – молодежная антинационалистическая группировка кавказцев наказана. Всех посадили. Скинхэды живите спокойно – мы вас защитим.

Честно – наберу полный рот слюны и – ТЬФУ!

P.S. В прошлом мае, работая в «Московском корреспонденте», прибыл ночью к взорванному дому на Академика Королева. Вынесло 2 этажа, 4 внешних плиты. 2 квартиры превратились в ад. Спасатели вынесли 2 мешка с трупами и бросили около кустов палисадника. Один труп – молодой парень, в квартире которого произошел взрыв, второй труп – соседка снизу, на которую упала плита перекрытия сверху.
Лужков, как известный эксперт-«экспресс»-криминалист сразу сказал нам на камеры: «Парень занимался военной историей, делал кольчугу, паял ее газовой горелкой, взорвался газовый баллон, проводим расследование, всех накажем, запретим баллоны».

Через 2 дня после репортажа мне звонит сестра банкира Александра Лебедева, нашего в тот момент, учредителя газеты, которая живет в том взорвавшемся доме, она рассказывает, что за 3 дня до взрыва ФСБшники на входе в подъезд проверяли у всех входящих документы.

Газовый баллон говорите? Ну-ну. Через несколько месяцев в Интернете хиленько-косенько прошла информация, что парень на Академика Королева был скинхэдом, и взорвался сработавшем самодельном взрывном устройстве. Только эта информация уже никем не тиражировалась, Лужков же сказал – баллоны, кольчуга.

Сын редактора Вадима Михайлова, Макс Михайлов, когда делал кольчугу у себя дома на подоконнике кухни дома на Костюшко 3в Рязани, помню, обходился инструментом, в который не входила газовая горелка. КОЛЬЧУГУ НЕ ПАЯЮТ.

К чему я это? А сами подумайте. И наконец, представьте, что будет с этими «Черными ястребами», когда они выйдут из тюрьмы.

P.P.S. Несколько лет назад я расследовал избиение двух подростков-цыган рязанскими скинхэдами в районе магазина Элекс на Московском шоссе. Мы сами ездили по дворам, искали, фотографировали скинов, передали всю информацию в милицию. И? И НИЧЕГО.

Не того полета птицы. А ястребов где-то жалко. Вкатили бы половине из них «условку», как сказала Прилипко – это висело бы над ними как «дамоклов меч» и им пришлось бы действительно исправляться, чтобы не попасть в тюрьму. А теперь все – за них все решили. А я бы их в милицию отправил работать. Для противовеса…Как идея?