Рязанская политическая интернет-газета
Темы недели:
Власть пытается пугать



Российская власть пытается запугать потенциальных участников массовых акций протеста. Именно так я оцениваю арест Эдуарда Лимонова на 10 суток и вчерашнее задержание лидеров демократического движения "Солидарность". Можно еще вспомнить показательные учения с разгоном митингующих пенсионеров. Видимо, скоро следует ждать устрашающих учений уже по пресечению несанкционированных выступлений студентов, учителей и безработных менеджеров.

Идея, предложенная нацболами, оказалась жизнеспособной. Выходить каждое 31 число в 18 часов на Триумфальную площадь в Москве в защиту свободы собраний остальным оппозиционерам со временем понравилась. Сначала воспринятая критически, постепенно она приобретает все больше и больше сторонников. Да и самих участников митингов Несогласных становится с каждым разом все больше. Подключились правозащитники, идею подхватили в регионах (и в Рязани тоже, кстати). Как тут не испугаться и не начать запугивать?

Конечно, никакого сопротивления сотрудникам милиции при задержании Эдуард Лимонов не оказывал. Он вообще ничего не успел сделать. Только придя на площадь, был тут же схвачен многочисленными людьми в сером и штатском. Но его осудили на 10 суток административного ареста. Показательно. Чтоб другим не повадно было. Чтобы "свободные и ответственные" граждане задумались, выходить ли им на следующий митинг 31 декабря, который, вероятно, вновь будет запрещен.

А вчера задержали почти все руководство движения "Солидарность". Демократы - не такие опытные арестанты, как Лимонов, но тоже не испугались. Они показали пример всем остальным гражданам. Бояться не нужно, нужно добиваться своих прав. Если только ты можешь себе это позволить, если присутствует самоуважение. И когда таких людей, которым не все равно, что происходит в их стране, станет, наконец, много, никакие похмельные менты ничего не смогут нам противопоставить.

И вот тогда, когда мы зауважаем сами себя и придем к пониманию необходимости отстаивать свои права, власти ничего не останется, кроме как или исполнять волю народа, или уйти.